Бьякуя кучики член


Кучики Бьякуя со стремительно опухающей и краснеющей щекой — то еще зрелище, но бой продолжается, и никто этого не замечает: отвлечешься — и произойдет что-нибудь необыкновенное, например, очередной удар. Ренджи начал толкаться все чаще и чаще, задвигал бедрами отчаянно, Рукию трясло, и Бьякуя судорожно гладил ее по спине, слизывал с лица капельки пота, нес какую-то бессвязную чепуху, помогая ей принимать Ренджи в себя целиком.

Он тяжело и сладко выдохнул, когда Ренджи с силой, уже не сдерживаясь, провел рукой, пропуская между пальцев тяжелые пряди, и потянул его голову на себя — а вернее, к Рукии, ее губы вдруг оказались совсем рядом с губами Бьякуи, и невозможно было не прижаться к ним, лизнуть, как карамель из Генсея, заставить раскрыться и целовать, забыв обо всем.

Бьякуя кучики член

Ичиго больше всего боялся ледяного дыхания в затылок — хотя знал, что может победить его, просто двинув рукой — и того, что упадет, запутавшись в собственных ногах. Он так гордился. Высвобожденный из одежды член полыхал жаром.

Бьякуя кучики член

Бьякуя взрослый, умный и спокойный. У вас там только Абарай чего-то стоит, да и тот в нашенском одиннадцатом обретался. С утра разговаривать о чем-нибудь бытовом.

Ни следа рейацу, только слабый фон, казавшийся невероятной, непереносимой вонью, а сила чудовищна. Рукия засмеялась тихонько, не пытаясь выскользнуть из объятий.

Он мог бы взять ее в жены, забыть предыдущую, как мимолетный кошмар, да не может: обещания забываются не так легко, как люди. Бьякуя смотрел, как Ренджи двигается — по-бойцовски плавно, мускулы словно текут под гладкой кожей. Бьякуя кивнул, подтверждая, одобряя. Бьякуя погладил ее по голове, смотрел, не отрываясь, на Ренджи, возвышающегося над ними.

Было хорошо, ночи летели вслед за днями с удушающей быстротой, но то было так давно, что память не выдержала, усохла. Ичиго больше всего боялся ледяного дыхания в затылок — хотя знал, что может победить его, просто двинув рукой — и того, что упадет, запутавшись в собственных ногах.

Вероятно, это был очень сильный Пустой, раз потребовались усилия целых трех лейтенантов. Бьякуя подошел к седзи, и Ренджи отодвинул створки. Стоит, не шелохнется, только взгляд цепкий по толпе шарит; руки спрятаны в рукава, чтобы никто бинтов не видел.

Бьякуя рывком сел — теперь они с Ренджи стискивали Рукию с двух сторон — сбросил с себя одежду и задохнулся, когда маленькие ладони легли на обнаженную грудь. Рангику вытянулась на футоне, накрыла ладонь Бьякуи, слушающего ее пульс, своей рукой. В додзе пахнет потом и немного жарящейся рыбой с кухни, жарко настолько, что капитан Кучики вытирает пот со лба, уже переломив бокен о спину Ренджи.

Прощупывал хрящи трахеи, обрисовывал адамово яблоко, надавливал слегка. Приподнял ее бедра, развел ноги в стороны и медленно — Бьякуя, как завороженный, смотрел, как катится пот по его лицу — вошел в Рукию. Она застонала, сжала коленями бедра, наклонилась — ее груди вздрагивали, соски торчали, как маленькие темные бусины на белом шелке кожи.

Он вслушивается в ровный ритм, прикрыв глаза, чтобы не отвлекал тусклый свет догорающей свечи, считает удары, одними губами проговаривая числа. Бьякуя прикусил губу. Можно собрать или человека, или куклу, и Бьякуя рассеянно поднимает с земли полусгнившую резиновую голову, а потом — длинную выщербленную кость, а потом отбирает у руки безнадежное тельце.

Обхватывал шею обеими руками, примеривался, ерзал всем телом, ловя удобное положение.

Солнце заползало за горизонт с почтительной медлительностью прожившего не один миллион лет старика; морозный воздух густел, готовясь пережидать ночь. Кенпачи проглотил бы собственный язык в ожидании скорой драки. Но столешницу было жалко.

Он тяжело и сладко выдохнул, когда Ренджи с силой, уже не сдерживаясь, провел рукой, пропуская между пальцев тяжелые пряди, и потянул его голову на себя — а вернее, к Рукии, ее губы вдруг оказались совсем рядом с губами Бьякуи, и невозможно было не прижаться к ним, лизнуть, как карамель из Генсея, заставить раскрыться и целовать, забыв обо всем.

Кучики Бьякуя едва заметно качает головой в такт. Утро только что наступило, едва исчезло розовое с горизонта и солнце начало светить в полную силу, а им — Бьякуе и Ичиго — уже неимоверно скучно. Позади торопливо раздевался Ренджи. Бьякуя вторил этому крику, когда мышцы ее лона стискивали член, а пальцы Ренджи сжимали его у основания.

Бьякуя брал Гина за горло. Бьякуя прикусил губу.

Я своим, получается, мать-наседка, круглые сутки рядом, а ты с лейтенантом-то своим помнишь когда говорил? Шорох приближается на расстояние вытянутой руки, и Кучики Бьякуя с силой зажмуривается. Когда его рука столкнулась с чужой, большой и горячей, Бьякуя на миг замер, а потом погладил пальцы Ренджи, переплетаясь с ним своими, и тут же почувствовал, как они сжались, стиснули его руку почти до боли.

Персонажи: Кучики Бьякуя, лейтенант мужского пола на выбор читателя Куросаки Ичиго — на мой выбор , Абараи Ренджи подразумевается. Кучики Бьякуя чувствует, как скользит по внутренней стороне запястья прохладный кончик носа. Привычно шумит только одиннадцатый отряд, гудит, точно улей, издалека видно, как малявка-лейтенант по головам носится.

Кире кажется, что капитан Кучики слишком близко, хотя между ними два шага, не меньше. Кучики Бьякуя устало смотрел на монстра сквозь пелену лезвий Сенбонзакуры, предвкушая горячую ванну и сутки непрерывного сна. Соглашаться стоило хотя бы ради этого.

Девочка смотрит на Бьякую огромными глазами, недоуменно и немного испуганно, снизу вверх, как положено хорошеньким маленьким девочкам. Коридор был так узок, что пришлось повернуться боком, чтобы не скрести плечами по стенам, и закрыть лицо оторванным клоком косодэ: паутина забивала горло.

Рукия поцеловала его, она его поцеловала, и закружилась голова. И этой терпеливой страсти, о которой можно было только догадываться, а сейчас… Но удивление мелькнуло и исчезло, задумываться о чем-то просто не было сил — тяжелой, глухой волной накатывало горячечное безумие, смывая на пути все мелкое и ненужное.

Кто за? Он медленно опустился на колени — можно было рассмотреть, как глубоко в пах спускаются линии татуировки, как поджались у него яйца, как… Рукия сама наклонилась, остановившись на мгновение, повернула голову и открыла рот — казалось, огромный член Ренджи просто разорвет его.

Они лежали, успокаиваясь, и слушали дыхание друг друга. И не только потому, что становилась видна разница с Хисаной. Она содрогалась от этого напора, и Бьякуя крепко обнял ее за плечи, удерживая. Он гладил бедра Рукии с внутренней стороны, касался холмика, поросшего темными волосами, и отдергивал руки, словно его било током.

В этой реальности блестящий торс Ренджи, расписанный татуировками, покачиваясь, словно выплыл из тумана.



Порно руское красивое сосание члена
Вэб камера онлайн смотреть порно мама инцес бесплатно
Дом 2 бесплатное видео секс
Ночь девушка для секса
Сиськи 2 го размера в порно
Читать далее...


Смотрят также




Популярные